Форум на Мурмане
17 Сентября 2019, 16:07 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
   Начало   ПРАВИЛА Помощь Поиск Войти Регистрация  
Страниц: [1]   Вниз
  Печать  
Автор Тема: Русские. Удивительный народ.  (Прочитано 1458 раз)
Евгений_Минин
молодой
*

Карма +0/-1
Offline Offline

Сообщений: 7


« : 16 Января 2014, 22:26 »

Автор: ВЕСТНИК ПЕРЕМЕН

РОССИЯ. ТРЕТИЙ ПУТЬ. БУДУЩЕЕ В ВАШИХ РУКАХ.

Декабрь, 2018 г. Москва
На заснеженной аллее одного из московских парков встретились два молодых человека.
- Ну, как жизнь? – традиционным вопросом начал беседу один из них.
Другой в лучших русских традициях начал детально рассказывать о своих делах на работе и дома.
Первый терпеливо слушал.
…Когда Петру предложили командировку в Москву, он не тратил много времени на раздумья.
Это была великолепная возможность встретиться со своими давними друзьями и расспросить их о том,
что же на самом деле происходит сейчас в России.
Петр, как здравомыслящий человек, не очень доверял информации в СМИ.
Приехав из Минска в Москву и сделав свои дела по работе, Петр первым делом
встретился со своим однокурсником Сергеем.
Из всех его друзей Сергей был самым разговорчивым, и выведать у него
всякие интересные факты было гораздо легче, чем у других.
…Стоя на морозном декабрьском воздухе, Петр терпеливо выслушивал рассказ Сергея.
Он хорошо знал  эту распространенную русскую привычку – долго и обстоятельно рассказывать
о себе – изжить которую вряд ли когда-либо получится.
- Мария второго родила, – рассказывал Сергей. – Назвали Авдеем.
Петр от души поздравил друга. Тот быстро переключился на рассказ о сослуживцах:
- Недавно встретил Андрюху. Я ему говорю: ты дурак, что не женишься.
А он мне: а зачем нам штамп в паспорте? Это, мол, раньше, без него не могли.
А мы, современные люди, можем быть счастливы и без разрешения какой-нибудь тетеньки-чиновницы.
А я ему: посмотрю я, как ты запоешь, когда Ирка твоя  убежит к другому, который ее в ЗАГС позовет…
Петру смертельно надоело слушать про взаимоотношения Андрюхи с Иркой.
Ему нетерпелось поскорее перейти к тому, что его интересует.
Но он знал, что другу, которого он не видел уже миллион лет, надо дать
выговориться – если его прервать, будет только хуже.
После сослуживцев последовали однокурсники, затем коллеги по работе.
«Скоро начнется тема рыбалки, а там и до политики недалеко» – думал Петр.

Так и случилось: после рассказа о рыбалке на Ладожском озере Сергей перешел на политику:
- В Госдуме приняли поправку к Уголовному кодексу. Предусмотрено наказание для подателей исков
в Суд Народа, по результату рассмотрения которых обвиняемый госслужащий признан Народными
заседателями невиновным в нарушении Закона Народа. Наказание истцу – три года лишения свободы
и компенсация государству судебных расходов. Я, вообще-то, думал, что такая поправка будет внесена
гораздо раньше. Но до этих депутатов, похоже, только сейчас дошло, что это необходимо сделать,
чтобы отбить у некоторых чиновников желание избавиться от надоевшего начальника
без предусмотренного Законом Народа основания.
Петр решил, что пора переходить к главному:
- Послушай, я не совсем в курсе того, что у вас здесь происходит.
Наши журналисты несут какую-то чушь о том, что у вас тут какие-то суды Линча,
о том, что вернулись времена сталинских репрессий…
Сергей расхохотался. Это было так неожиданно, что Петр замолчал в недоумении.
- Ну ты даешь! – воскликнул Сергей. – Вы – белорусы – наши братья не только по крови,
но и по разуму. От кого-кого, а от вас я такого не ожидал. Ты бы еще кровавое НКВД вспомнил.
А также медведей, гулящих по улицам Москвы. Белорусы, называется! Ведете себя как какие-то… американцы.
- Журналисты же… – смущенно оправдывался Петр.
- Да, знаю. Журналисты, как всегда, пишут то, что не имеет никакого отношения к правде.
- Тогда расскажи, что происходит на самом деле! – попросил Петр. – Может, хоть от тебя я узнаю правду.
Что это за Суды Народных заседателей такие?
- О, брат, да ты совсем не в теме, – покачал головой Сергей. – Сразу видно, сто лет в России не был.
Суды Народных заседателей – это суды Народа над ворами из госучреждений.
В прошлом месяце я сам участвовал в одном таком суде. Меня пригласили по случайной выборке
 в качестве Народного заседателя. Рассматривали иск, поданный одним чиновником против другого.
- И что это за чиновник?
- Да обычный чинуша среднего звена, служащий одного государственного учреждения.
Несмотря на то, что зарплата у него не так, чтобы уж очень высокая, он за время своей
«преданной службы» народу выстроил себе неплохой загородный дом, купил несколько квартир
в столице, а сына своего отправил учиться за границу.
- Да, блин! И где же он взял деньги на это все?
- А ты как думаешь? Пахал как лошадь на трех работах? Он просто имел доход с каждого поставщика,
с которым заключал договор на поставку в госучреждения разных товаров. Только и всего.
- А что за чиновник на него иск подал? – спросил Петр.
- Какой-то его подчиненный: ему надоело, что начальник мало того, что сам воровал,
так еще и через него, чужими руками, пытался это сделать.
Подчиненные, которые не глупые, – всегда ведь в курсе непорядочных дел начальников.
- И что в итоге? Того наказали? – поинтересовался Петр.
- Наказали? Не знаю. Может, и наказали потом. Вообще, наказывать – это не наше дело.
Наказывают прокуроры.
Народ никого не наказывает. Народ лишает доверия. Своего доверия.
Да, мы лишили этого чиновника своего доверия. Все семь Народных заседателей. Единогласно.
- И что с ним теперь будет?
- Откуда я знаю? Это его проблемы. По Закону Народа для государства и решению Суда Народных заседателей
он уволен с госслужбы и лишен возможности работать в госучреждениях пожизненно.
Дальнейшая его судьба меня мало заботит. Пусть идет в частный бизнес, пусть уезжает
из страны – пусть делает, что хочет. Если прокуроры не посадят, конечно.
- Я впервые слышу о том, что народ может лишить какого-то чиновника своего доверия, – озадаченно
сказал Петр. – Про то, что такое право есть у президента, я слышал.
- Раньше так оно и было, – ответил Сергей. – Раньше только президент, губернаторы, министры и прочие начальники имели законное право снять какого-нибудь чиновника, лишив его своего доверия.
Поэтому в государстве, в госструктурах оставались только те, кому доверяли президент,
губернатор и так далее. Понимаешь, в чем фишка?
- Понимаю. Не факт, что доверие президента или какого-нибудь гендиректора и доверие народа – одно и тоже.
- То-то и оно. Сейчас, когда появился Народ, все по-другому. Доверие исходит снизу, а не сверху.
От Народа, а не от президента и Ко. Это качественно меняет все наполнение госструктур государства
в выгодную для Народа сторону.
Петр помолчал, обдумывая сказанное.
- Ты сказал – «когда появился Народ». Что это значит? – спросил он у друга.
- Я имею в виду, когда появился Народ как субъект права. Своего права.
Это произошло два года назад, когда у нас в России референдумом было
введено правовое поле от Народа для государства. До этого дня никакого Народа как субъекта права не было.
Было –  уменьшающееся население, состоящее из разных народностей.
- Да, я слышал о вашем референдуме два года назад. Честно говоря, я только сейчас начинаю
понимать значимость этого события. Раньше я думал, что это было что-то символическое,
наподобие всесоюзного референдума девяносто первого года.
- В том-то и дело, что нет! Референдум девяносто первого года, это да – реально был символическим.
По сути, это был просто опрос общественного мнения, а не волеизъявление.
Знаешь, как должен звучать вопрос референдума, чтобы это был не опрос, а изъявление воли?
- Как?
- «Запрещаете ли Вы… то-то тем-то?», или «Разрешаете ли Вы… то-то тем-то?».
А всякое «Считаете ли Вы…?» или «Хотите ли Вы…?» – это не более, чем ни к чему никого не обязывающее
 выражение своего желания.
«Хотите ли Вы, чтобы в России не было коррупции?». «Да, хочу!».
«Ну и хотите дальше!». Где здесь ВОЛЯ? Другое дело сказать «Я ЗАПРЕЩАЮ!».
Я - ввожу правовое поле от Народа для государства и запрещаю чиновникам воровать.
Вопрос референдума по введению правового поля от Народа для государства звучал так:
«Вводите ли Вы для государства Россия Закон Народа в следующей редакции?».
Вариант ответа: «ДА, ввожу» или «НЕТ, не ввожу».
- И кто же разрешил вам провести такой референдум?! – выпалил Петр.
В глазах Сергея промелькнуло странное выражение. Петру показалось, что это было удивление,
смешанное с раздражением. По всему было видно, что он не ожидал такого вопроса, и вопрос ему
вроде как не понравился. Петр на всякий случай приготовился выслушать гневную тираду,
но Сергей выдержал паузу и спокойно объяснил:
- А кто разрешил нашим предкам в свое время собраться и выгнать поляков из Москвы, или отправить Юрия Гагарина в космос? Никто. Нам не нужно было разрешения.  
Это можно назвать «войти в свое право». Люди, уважающие себя и других, собрались в Интернете,
потом вышли в реал, организовали инициативные группы, и собрали два миллиона подписей.
Президент быстро понял свою выгоду от проведения ТАКОГО референдума.
И референдум был проведен быстро и без каких-либо проблем. Закон - введен.  Государством - принят к исполнению.
- А президенту-то какая выгода?
- А президента теперь никто не попрекает за коррупцию, у него нет нужды теперь даже думать о том,
как он выглядит на фоне коррупции: люди сняли с него эту проблему. Взяли на себя.
Петр молчал. Он уже начал обдумывать возможность организации такого же референдума в Белоруссии.
- А что изменилось за эти два года? – спросил он у Сергея. – Правда ли, что с помощью
правового поля от Народа для государства можно окончательно покончить с коррупцией?
В вопросе прозвучали скептические нотки, но Сергей не обратил на это никакого внимания.
- Конечно, уже сейчас коррупции практически нет, – твердо заявил он. – Чиновники, у которых есть
хоть капля мозгов, быстро поняли, чем им грозит нарушение нашего Закона.
За свое кресло же все держатся. Это раньше можно было купить прокуроров и судей,
заручиться поддержкой своих друзей, занимающих высокое положение,
или воспользоваться снисхождением начальства, у которого тоже рыльце в пушку.
Круговая порука была обычным делом в государстве. Именно поэтому порядочные чиновники,
а таких и тогда было много на низших уровнях чиновничества, ничего не могли сделать.
Они были вынуждены лишь наблюдать за тем, как другие безнаказанно воруют в правовом поле государства.
Да и карьерный рост для таких был закрыт: начальники повышали только себе подобных.
А в правовом поле от Народа - не поворуешь.
Сейчас у порядочных людей в государстве есть отличный инструмент чистки своих рядов – Суды
Народных заседателей, введенные Законом Народа для государства.
Конечно, до сих пор в госучреждениях еще есть отдельные придурки, такие, как, например, тот чиновник,
о котором я говорил. Они так и не поняли, что глупым быть непорядочно, а непорядочным – глупо.
Досадно, что на них приходится тратить свое время. Но я уверен в том, что таких будет становится все меньше и меньше.
И, если раньше такие чиновники успешно поднимались по карьерной лестнице, то сейчас путь «наверх» им заказан.
Их выявляют и устраняют на нижних уровнях пирамиды государства более порядочные госслужащие.
Так государство, впервые в истории, очищает себя… само.

С неба начали падать крупные хлопья снега. В конце декабря зима решила напомнить москвичам о себе,
и украсила парки столицы космически красивыми декорациями.
Дети и взрослые лепили из свежевыпавшего снега снежных баб, вокруг стояла суматоха. Петр предложил другу зайти в расположенное неподалеку кафе и погреться.
Когда они разместились за столиком, Сергей сказал:
- Вот смотрю я на вас, белорусов, и не могу понять: вы-то почему не можете ввести свой закон для государства?
Разве ваши чиновники лучше наших?
- Да, понимаешь, что-то я сомневаюсь, – честно признался Петр после некоторых раздумий. – Я не могу
поверить в то, никто не препятствовал проведению такого референдума-волеизъявления.
Неужели не было никого, кто пытался помешать?
Сергей удивился.
-  А как ты это себе представляешь? – поинтересовался он. – Выступает по телевидению какой-нибудь
политикан или чиновник и заявляет: «Я против референдума»!». Это все равно, что сказать: «Я – за коррупцию!
Я – сволочь, но я высокопоставленная сволочь. Я – выше всех вас. Я воровал, и буду воровать у вас. И дружбаны мои – тоже!».
Даже высказаться против такого референдума – значит, проявить себя перед всем народом (и начальством!) как сволочь,
не говоря уж о том, чтобы пытаться помешать его проведению.
- Но ведь помешали же провести референдум по ВТО, – вставил Петр.
- Одно дело – помешать какой-нибудь партейке «пролезть во власть» под дуду референдума
или разогнать толпу митингующих марионеток, которые сами не знают, чего они пришли требовать,
и другое дело – помешать двум миллионам неглупых людей, каждый из которых лично заинтересован в том,
чтобы в государстве не было сволочей. В компетенцию государства эти люди не вмешиваются
(ВТО и тому подобные вопросы – это компетенция государства), Конституцию государства сами не трогают
(в Законе Народа просто поручили Госдуме и Президенту привести Конституцию в соответствии
с волей Народа – обыкновенный наказ). В политику не лезут: Закон Народа не имет никакого отношения к политике.
Это – вопрос доверия. А уж кому доверять, кому не доверять быть чиновником – это дело тех, кому чиновники служат.
Люди просто проявили себя, наконец-то,  со-хозяевами государства.
Сам подумай, Петр! На каком основании ты можешь помешать этим людям организовать порядочным служащим
в государстве свою защиту от сволочей? Только на том основании, что ты сам – сволочь. Вот и все.
Желающих открыто сказать «Я – сволочь!» не нашлось. Ни одного. Это что касается открытого противодействия.
Но и скрытого противодействия тоже не было. Не догадываешься, почему?
- Ммм, – замялся Петр. – Не знаю.
- Люди, желающие ввести Закон, были соединены горизонтальными связями, – пояснил Сергей. – Без всяких
 партий и иерархий. Это в партии всегда есть кто-то главный, с которым можно «договориться».
А у этих людей просто не было никакого вожака. Все они были сами по себе.
А «договориться» с двумя миллионами независящих друг от друга людей гораздо труднее,
чем с двумя десятками партийных боссов.
Петра проняло. Особенностью Сергея было то, что он никогда никого ни в чем не убеждал.
Он всего лишь опровергал неправильные умозаключения, и думающему человеку этого всегда
было достаточно для того, чтобы согласиться с ним.
- Понял, – сказал Петр. – Хорошо. Но как быть с тем, что ваш Закон может стать «палкой о двух концах»?
Ведь кто-то может подать иск против своего начальника из-за своей личной неприязни к нему
или желания занять его место? Наверняка, такие случаи будут.
- Не было пока и не будет, – возразил Сергей. – Потому что депутаты, как я тебе сказал раньше,
предусмотрели «защиту от дурака»: теперь если ответчик будет признан Народными заседателями
невиновным, истец будет обязан возместить судебные издержки и отсидеть три года.
Понимаешь, в чем дело? Желающих отсидеть три года не так много.
Иски будут подавать только те люди, которые на сто процентов уверены в непорядочности госслужащего,
которые могут доказать это Народным заседателям, и которые готовы на тюрьму,
если так вдруг сложатся обстоятельства (например, если чиновник купит заседателей).
Никто не будет рисковать своей свободой просто так, потому что кто-то кому-то не нравится.
Рисковать будут только принципиальные и порядочные люди, которые хотят работать среди таких же порядочных людей.
Да и риск-то невелик: представь себе, каково будет жить Народному заседателю,
который оправдает вора и одновременно отправит на три года в тюрьму порядочного человека.
Я вот был Народным заседателем: да ни за какие деньги не согласился бы!
И другие (мы об этом раговаривали там) – мараться бы не стали.
Вся же инфа о каждом заседании в Интернете выкладывается.
Петр молчал.
- Ты прав. Действительно, почему мы до этого не додумались? Это же так просто, – произнес он наконец.
– «Почему все самое интересное всегда происходит в России?» – писали иностранцы,
когда под Челябинском рухнул метеорит. Это правда. Россия – первая страна, в которой Народ на законных основаниях властвует над государством.
Вы, русские, удивительный народ!
Сергей беспечно махнул рукой.
- Брось! Мы тоже не сразу «отелились». Ты бы видел, какую реакцию у людей вызывала идея
правового поля от Народа для государства, когда работа в проекте только начиналась!
Некоторых очень сильно возмущала девятая статья Закона. Они кричали о том, что нужно сделать закон бесплатным.
То есть уподобиться государству, которое одаривает, счастливливает население своими законами.
Кстати, не за бесплатно: ты же слышал, какие раньше зарплаты думские законодатели сами себе устанавливали из бюджета.
А соавторы Закона сказали: «Нет уж, уважаемое население. Если ты хочешь стать Народом, потрать один рубль
и купи нужный тебе закон. На халяву ты можешь получить стопку рекламного хлама в почтовый ящик или очередную
стопку законов депутатов Госдумы. Они «бесплатны».
А если ты хочешь изменить свои взаимоотношения с государством в выгодную для тебя сторону, и сделать это по праву,
то это право целесообразно заработать.  Не можешь заработать – купи.
В данном случае – право стать сотворцом правового поля от Народа для государства
и право решать вопросы о доверии Народа государству».
Кстати, у многих участвовавших в референдуме текст Закона висит дома в рамочке. Для потомков.
И это тоже о многом говорит: это Закон каждого из них.
- Так почему проект так затянулся, если сама идея появилась давно? – осведомился Петр.
- Понимаешь ли, правовое поле от Народа для государства выгодно только умным и
порядочным людям – людям с развитым сознанием. Проект затянулся лишь потому, что
такие люди не очень активны в общественном плане.
Они долго соображали, что это - не политика,
к которой они питали естественное отвращение.
В отличие от тех, которые «любят собираться в стаи», помнишь Окуджаву?
Долго запрягали, в общем. Как всегда…
====================
В поезде «Москва-Минск» Петр достал из кармана свой планшет.
Он вспомнил конец своего разговора с Сергеем в московском кафе.
«- Скажи, с чего лучше начать? – спросил он Сергея. – Как люди организовались на проведение референдума?
Сергей достал ручку и написал на бумажке адрес сайта.
-  История? Желающие просто приходили вот в это сообщество, регистрировались
сами и приводили своих друзей – и те тоже фиксировали свое желание ввести Закон,
распространяли информацию о Законе. Другие думающие и неравнодушные люди тоже приходили...
С этого все и начиналось.»

Петр набрал в адресной строке браузера адрес:
http://maxpark.com/community/1781/content/2438407
Записан
Страниц: [1]   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Powered by SMF 1.1.21 | SMF © 2006, Simple Machines
Wap | PDA | Обратная связь
Valid XHTML 1.0! Valid CSS!